Экономика

Политические аспекты формирования АБИИ

31 марта с.г. истёк срок подачи заявок на членство в Азиатском банке инфраструктурных инвестиций – АБИИ (Asian Infrastructure Investment Bank, AIIB). Акт о его учреждении был подписан в Пекине 24 октября 2014 г. представителями 21 страны во главе с Китаем, который является инициатором создания АБИИ и основным наполнителем первоначального уставного капитала в 50 млрд долл.

По истечении контрольного срока количество заявителей приблизилось к 50. В числе заключительной группы претендентов 30 марта подала заявку и Россия.

Сам факт создания нового инвестиционного банка, его заявленные цели, процесс постепенного подключения к нему стран со всех концов мира, а также конечный состав участников стали свидетельством примечательного события в мировой политике последнего времени и отражением особенностей игры, разворачивающейся в АТР.

Во-первых, образование под эгидой КНР многонационального финансового инструмента с участием почти всех его соседей, видимо, призвано выполнить роль ещё одного важного сигнала Пекина о том, что пресловутая “напористость”, которой его “доброжелатели” пугают в последнее годы окружающее Китай политическое пространство, не имеет к реальной китайской внешней политике никакого отношения.

Ранее аналогичного рода месседжами стали выступления лидеров КНР последних двух лет на различного рода международных форумах, в частности на тех, которые проводятся странами Юго-Восточной Азии.

Трудно сказать, имели или нет под собой какую-либо основу недавние спекуляции на тему развёртывания КНР “Опознавательной зоны ПВО” над пространством Южно-Китайского моря (аналогичной той, которая в конце 2013 г. была развёрнута над частью Восточно-Китайского моря). Но то, что она до сих пор не появилась, можно также оценить в качестве китайского послания о намерении в конструктивном духе выстраивать отношения с соседями.

Под тем же углом зрения следует рассматривать и позитивное поведение КНР в ходе разрешения прошлогоднего острого китайско-вьетнамского конфликта в районе Парасельских островов.

В этом плане приобретает знаковый характер факт вхождения в АБИИ того же Вьетнама, а также Индии, поскольку политический курс обеих этих стран приобретает особое значение для оценки складывающейся в АТР ситуации.

В целом общая картина того, что происходит в АТР, оставляет сложное впечатление. Но факт присоединения Индии и Вьетнама к патронируемому Китаем АБИИ показывает, что потенциал процесса сдерживания накопления в регионе негативных явлений не исчерпан. И в этом видится несомненная заслуга Китая, корректирующего “на ходу” свою внешнюю политику.

Едва ли выдержит критику возможный контраргумент о том, что мотивацию вхождения в АБИИ Индии, Вьетнама (и ещё почти 50-и стран) можно целиком свести к действию чисто финансово-экономических факторов.

Во-первых, само отделение экономики от политики только мешает пониманию происходящих в мире процессов. Во-вторых, в течение ближайших десяти лет потребный объём ежегодного финансирования инфраструктурных проектов в странах Азии сегодня оценивается суммой в 700 млрд дол., что на порядки превышает масштабы возможного кредитования будущим “специализированным” банком.

В-третьих, весомость политического фактора в создании АБИИ отчётливо иллюстрируется тем, кто в него не вошёл, и у кого в данном вопросе наблюдаются признаки колебаний. Первым является Вашингтон – главный геополитический оппонент Китая, вторым – Токио.

Присоединение их обоих к АБИИ явилось бы самой позитивной вестью последних лет в оценке вектора развития ситуации в АТР. Что касается США, то такую перспективу сегодня следует отнести скорее к области фантазий, в то время как Япония, видимо, пытается оставить для себя возможность присоединиться к АБИИ.

Об этом свидетельствуют противоречивые сигналы, которые продолжают поступать из Токио. 20 марта с.г. заместитель премьер-министра и министр финансов Таро Асо (занимавший пост премьер-министра в 2008-2009 гг.) заявил о “возможности обсуждения темы присоединения при определённых условиях” к АБИИ.

Однако в тот же день другой ключевой министр (экономики) Акира Амари на отдельной пресс-конференции указал, что в данном вопросе Япония будет действовать “совместно с США”. Представляется не случайной и оговорка самого Т. Асо о том, что он рассматривает перспективу присоединения к АБИИ с позиций “дипломатии и экономики”.

Тем самым он обошёл факторы политики и безопасности, которые начинают определяющим образом влиять на всю систему отношений между ведущими странами АТР. Впрочем, уже через несколько дней в проамериканскую линию относительно АБИИ “встроился” и сам Т. Асо.

Тем не менее, последующие публикации ведущих японских изданий показывают, что решение в данном вопросе пока не принято. Особо подчёркивается, что “в отличие от США, Япония является азиатской страной”. Видимо, с окончательной позицией относительно АБИИ Япония определится в ходе визита в США премьер-министра Синдзо Абэ, который состоится в конце апреля с.г.

Итогом этой поездки С. Абэ должна стать и большая определённость в ряде других важных вопросов, накопившихся в сфере двусторонних отношений и региональной ситуации, которые пока находятся в “подвешенном” состоянии.

Принимая в внимание политическую значимость предстоящих мероприятий в связи с 70-летим окончания Второй мировой войны, особую актуальность приобретает вопрос об оценке нынешним японским руководством места и роли Японии того периода.

Достаточно уверенно можно говорить о том, что вопрос об отношении Токио к АБИИ будет решаться в формате “пакета” с другими важными для обеих стран вопросами, включая обозначенный выше.

Специального рассмотрения заслуживают возможные последствия присоединение к АБИИ Тайваня. Протесты против этого шага руководства острова начались уже через несколько часов после его официального объявления.

Собравшаяся перед офисом президента Ма Инцзю протестующая молодёжь, видимо, как-то связана с Демократической прогрессивной партией (ДПП), находящейся в оппозиции к ныне правящей партии Гоминьдан.

Именно с ДПП связываются все эксцессы последнего времени сторонников государственной независимости острова де-юре, категорически не принимающих каких-либо намёков в курсе руководства острова на политическое сближение с “мейнлэндом”.

Протестанты заявляли о недопустимости процедуры принятия важных внешнеполитических решений в формате “под столом, что оскорбляет чувства тайваньцев”.

Примечательно, что нынешняя администрация Тайваня послала официальное подтверждение о намерении присоединиться к АБИИ 31 марта с.г., то есть в последний день принятия заявок. Это стало актом благоразумной предосторожности, принимая во внимание прошлогодние бурные уличные акции “движения подсолнухов”, выступивших против расширения кооперации с КНР даже в сфере экономики.

Как бы, однако, последние “ловкие ходы” нынешней тайваньской администрации с процедурой вступления в АБИИ не сделали совсем безнадёжной перспективу партии Гоминьдан на предстоящих в следующем году президентских выборах. В ходе прошлогодних ноябрьских выборов в местные органы власти она уже потерпела сокрушительное поражение.

Перспектива же полного захвата власти на Тайване ДПП почти наверняка усложнит ситуацию в Тайваньском проливе и, видимо, уже сегодня является источником головной боли не только для Пекина, но и Вашингтона.

Наконец, весьма примечательным стало присоединение к АБИИ всех ведущих европейских стран. Наряду с проблемами в процессе формирования TTIP (Transatlantic Trade and Investment Partnership), оно явилось важным свидетельством реального состояния трансатлантических отношений, которое в России нередко оценивается как полное подчинение европейцев США. Что является явным преувеличением.

Оно возникло в последнее время в связи с американо-российской борьбой за беcхозную территорию под названием “Украина”. Однако в этом периферийном для мировой политики конфликте лишь частично (и, видимо, временно) совпали интересы обоих основных участников того, что продолжает обозначаться странными определениями, типа “запад”, “цивилизованный мир”…

Создание АБИИ, а также сопровождающий это событие политический антураж высветили едва не ключевую проблему современной мировой политики, которая заключается в необходимости спокойного и адекватного восприятия объективного процесса формирования новой глобальной мировой державы в лице КНР. Прежде всего, самими китайцами, а также их друзьями и оппонентами.



Владимир Терехов

Источник: ru.journal-neo.org


Читайте также:

Добавить комментарий

Top