Общество

Как жители Донбасса едут за пенсией через линию фронта

100 000 пенсионеров, живущих в неподконтрольных Киеву районах Донбасса, вынуждены регулярно пересекать линию фронта. Иначе они останутся без выплат. Репортаж DW.

81-летняя пенсионерка Елизавета Алексеевна может передвигаться только опираясь на костыли. Вместе со своей племянницей она медленно преодолевает сотню метров от автобусной остановки до входа в помещение «Ощадбанка» Украины. Полдня пенсионерка добиралась из неподконтрольного украинским властям района Донецкой области в Краматорск, чтобы получить свою пенсию. «Трудно… Но для меня это вопрос жизни. Без пенсии как жить?», — рассказывает Елизавета Алексеевна корреспонденту DW.

Персональная идентификация для получения пенсии

Просто получить пенсию в банкомате она не может. Для этого женщине сначала нужно пройти персональную идентификацию — обязательную процедуру для всех пенсионеров, проживающих в неподконтрольных Киеву районах Донбасса.

Сотрудница «Ощадбанка», увидев пенсионерку, быстро достает цифровую камеру, показывает Елизавете Алексеевне, как стоять с паспортом и платежной карточкой, чтобы сделать фото.

«Теперь вы можете ввести пин-код и провести операцию», — говорит кассир. Елизавета Алексеевна нервничает. У нее падают на пол очки, женщину подхватывает за руки племянница. Наконец, ей удается со второй попытки снять деньги.

Когда в 2014 году в Донбассе начался военный конфликт, выплаты пенсий были заблокированы и возобновились через несколько месяцев после внесения изменений в законодательство. Чтобы получать пенсию, жителям, имеющим прописку на территории самопровозглашенных «ЛНР» и «ДНР», следовало зарегистрироваться на территории Украины как внутренне перемещенное лицо (ВПЛ) и переоформить пенсию.

Новые правила для пенсионеров Донбасса

Для многих пенсионеров, которые выехали из разрушенных городов к своим родственникам, это было не сложно. У своих родных или знакомых регистрировались и те пенсионеры, которые остались на неподконтрольных Киеву территориях. Их пенсии по доверенности могли получать родственники или посредники, но за определенный процент.

В 2015 году министерство социальной политики, зафиксировав случаи, когда пенсионерам не отдавали деньги или пользовались карточками уже умерших людей, начало постепенно ужесточать «пенсионные» правила. Сейчас выплата пенсий под жестким контролем.

Так, если пенсионер не будет лично приходить в «Ощадбанк» каждые два месяца, если с пунктов пропуска не придет подтверждение о пересечении им линии соприкосновения в этот период, выплаты блокируются.

Пенсионерка из Донецка Людмила, с которой корреспондент DW беседует в помещении Пенсионного фонда в Краматорске, называет идентификацию «дискриминацией»: «Я вот заболела и не приехала на эту их «оцифровку» (идентификацию. — Ред.). Теперь мне нужно сидеть в этих очередях, чтобы восстановить ее. Это нарушение моих прав! У меня 40 лет стажа! За что мне это все?».

Аргументы власти

Военный губернатор Донецкой области Павел Жебривский заявляет DW, что других вариантов в условиях отсутствия украинских банков в неподконтрольном Донбассе, власть пока предложить не может.

«Я понимаю недовольство людей в связи с тем, что они должны ездить… Но как иначе? Ведь понятно, что Украина хочет видеть, кому платит пенсии. Живой этот человек, или нет. Банковская карточка у него, или ее отобрали боевики. Или, извините меня, сын-алкоголик…», — говорит Жебривский.  

По подсчетам Донецкой военно-гражданской администрации, за пенсиями через линию фронта ездят не менее 100 000 пенсионеров, зарегистрированных как ВПЛ в Донецкой области. С таким количеством людей соцслужбы справляются с трудом, для обслуживания пенсионеров возле контрольно-пропускных пунктов (КПП) работают и передвижные офисы, и даже кассы «Ощадбанка».

Старость и война несовместимы

Украинский КПП «Майорск» каждый день пересекает не меньше 7000 человек, преимущественно пожилого возраста. Очередь движется не быстро. Пенсионеры передвигаются на костылях, ходунках, на инвалидных креслах. Сюда часто приезжает «скорая». И вообще ситуация здесь может измениться моментально, в том числе из-за обстрелов.

Вот и сейчас мы слышим взрыв. Люди громко ойкают. Украинский пограничник громко констатирует: «Восьмидесятка!» (Мина 80-го калибра. — Ред. ). «Видите, через что нам приходится проходить! Старость и война несовместимы!», — обращается к DW пенсионерка из Луганской области, которая ведет под руку свою хромающую сестру.

Женщины жалуются на то, что им приходится рисковать, чтобы получать в месяц в среднем от 80 до 120 евро (в пересчете с гривен на евро. — Ред.), которых на жизнь не хватает. Их перебивает пенсионерка из Горловки, заявляя DW, что вообще отказалась от украинской пенсии: «Я на той территории получаю 900 рублей». Многие пенсионеры не скрывают, что получают пенсии по обе стороны от линии фронта, и жалуются, что все равно денег не хватает. По их словам, продукты и лекарства в «ДНР» и «ЛНР» в разы дороже, чем в Украине.

Есть ли выход из «пенсионного тупика»?

Теоретически Украина может согласиться осуществлять выплату пенсий через международные организации, но при условии, что они гарантируют проведение все той же идентификации пенсионеров. Пока такого механизма нет, заявили DW в Донецкой военно-гражданской администрации.

«Не знаю, смогу ли я еще приехать за пенсией в Украину», — говорит DW пенсионер, которого вынесли из автобуса и посадили в инвалидное кресло. Уезжая в Донецк, мужчина с отчаянием произносит: «Надо уже заканчивать эту войну! Пришлите миротворцев!».

Источник: Newsland.com


Читайте также:

Top