Общество

Обман и никакого прогресса

Правительство в согласии с президентом, а скорее даже и просто по его поручению, запускает очередную «пенсионную реформу». Это уже традиция. Каждый год над пенсионной системой у нас ставится какой-нибудь эксперимент.

На этот раз собираются перестать платить пенсии работающим пенсионерам, у которых зарплата выше 1 млн руб. в год (83 тыс. руб. в месяц). Плюс к тому, решено готовиться к поднятию обязательного стажа для учителей и врачей, а также определиться относительно того, отменить ли окончательно накопительную компоненту, взносы по которой и так уже заморожены и оприходованы властями, или на бумаге ее пока сохранить.

Чтобы прочувствовать всю прелесть ситуации, хватит лишь нескольких слов министра труда Максима Топилина: «Договорились, что нужно эту тему (насчет повышения стажа) публично пообсуждать, какая будет реакция. Мы должны понять, как эти категории (учителя и врачи) отнесутся к таким предложениям, и после этого уже принимать окончательные решения…».

Немного косноязычно, но мысль ясна. Оказывается, уже и «договорились». С кем? Неужели с объектами эксперимента? Конечно, нет. Договорились в своем начальственном кругу, что надо бы выйти к народу и «публично пообсуждать».

Вообще-то, «обсуждают», чтобы найти общеприемлемое решение. А оно может оказаться совсем не похожим на то, что предлагают чиновники. Но дух пытливого натуралиста не спрячешь. Он сразу вылезает наружу. Говоря о каком-то «обсуждении», министр имеет в виду вовсе не общественную дискуссию, а лишь наблюдения над поведением подопытных объектов, чтобы «понять, как они отнесутся», и «какая будет реакция». Если в вольерах не поднимется шум, можно будет немедленно запустить новацию. А если «реакция этих категорий» окажется нервной, то придется малость повременить.

Если бы все рассуждали с прямотой Топилина, так и спорить было бы не о чем, настолько ситуация прозрачна. Но у «пенсионных реформ» есть и более изощренные защитники, чем простоватый министр. Они объяснят вам, что баланс между количеством работающих и численностью пенсионеров искажается в нашей стране все больше и больше. Что ранний выход на пенсию (а благодаря льготам для множества групп, от силовиков до учителей, люди становятся пенсионерами в среднем даже не в 55–60, а в 52–57 лет) абсолютно не соответствует реалиям XXI века. И что какие-то лимиты на одновременное получение и пенсии, и заработка существуют во вполне благоустроенных странах. В Германии, например.

То есть аргументы прогресса, да и просто здравого смысла, оказываются на стороне начальства, как бы нескладно оно ни выражалось и какие бы странные вещи ни делало на других фронтах. Надо просто вникнуть в новейшие казенные пенсионные проекты и признать, что в них содержится масса рациональных вещей.

Вникнуть можно. Но перед тобой сразу появится та же самая проблема, которая мгновенно возникает при вникании в каждую очередную реформу нашей избирательной системы. Заметьте, что они у нас тоже проводятся ежегодно. И каждая из них тоже несет в себе какое-нибудь рациональное зерно. Одна облегчает регистрацию партий. Чтобы было больше свободы. Другая затрудняет их участие в выборах. Чтобы отсечь партии-фейки. Третья возвращает прямые выборы депутатов. Это справедливо. Четвертая упраздняет прямые выборы мэров. Это мудро. Ну, и так далее. В любом очередном зигзаге можно найти что-нибудь здравое. Но только очень наивные люди примут всерьез всю эту суету.

Сверхзадача перманентных «избирательных реформ» — дезорганизовать всякую несанкционированную политическую деятельность и обеспечить полный контроль вертикали над любыми выборами. Лишь под это все новинки и заточены.

А сверхзадача «пенсионных реформ», уже проведенных за последние три года или только еще задуманных, — снять с властей любые конкретные обязательства перед пенсионерами и уменьшить траты на них.

Что уже успели сделать? Две вещи.

Во-первых, взамен учета рублевых взносов, сделанных в счет будущей страховой пенсии, введен учет «баллов». В отличие от рубля, цена «балла» неизвестна, и каждый год будет определяться властями по своей прихоти.

Во-вторых, двумя «мораториями», а на самом деле конфискациями, накопительных взносов (в 2014-м и 2015-м) были лишены смысла накопительные пенсии, хотя формально они еще не отменены. Государство нарушило слово, которое дало своим гражданам в 2002 году, вводя эту систему, и спокойно ограбило их, пообещав взамен, опять же, «баллы».

Что станут делать с этими «баллами» те, кто через десяток – другой лет выйдут на пенсию, и с кого они спросят за то, что эти «баллы» так дешевы? Явно предполагается, что уже не с тех, кто все это придумал.

Та же логика и в предстоящей конфискации пенсий у тех, кто слишком много зарабатывает. Сначала, кстати, прицеливались на всех работающих пенсионеров, но проявили осторожность и решили сначала посмотреть, «какая будет реакция» у немногих зажиточных.

Но какой бы она ни оказалась, инфляция стремительна, зарплаты, хоть и с отставанием, будут расти, и через несколько лет 83 тыс. руб. в месяц станут совершенно заурядным доходом. Значит, и изъятие пенсий у работающих пенсионеров скоро сделается повальным. Притом люди, у которых эти деньги отнимут, никак не смогут повлиять на то, как их потратят. Не в Германии все-таки живем. Может быть, эти миллиарды пойдут на приемы для высоких гостей футбольного чемпионата. А может, на создание какого-нибудь чудесного огнемета, не имеющего мировых аналогов.

То же самое — и с увеличением пенсионного возраста, которое надвигается все отчетливее. Да, в нормальной обстановке имело бы смысл поднять этот возраст, а на сэкономленные деньги увеличить коэффициент замещения. Он снижается, и сейчас немногим превышает 30%. Этого явно мало для тех пенсионеров, кто по возрасту уже не может подрабатывать.

Но ведь начальственный замысел совсем противоположный: если на пенсию станут позже выходить, то на этих людей можно будет меньше тратить. Вот вам и весь прогресс.

Нынешняя пенсионная система – устарелая, запутанная и достаточно несправедливая. В государстве, которое стремится к развитию, ее следовало бы обновить. Со всей аккуратностью, которая в данном случае необходима.

А в государстве, которое объявило, что движется назад, а прогресс считает происками враждебной заграницы, обновление невозможно по определению. Зато очень даже возможно ограбление. Поэтому пенсионеры правы в своем неприятии начальственных пенсионных экспериментов. Они не ошибаются насчет того, чем это для них обернется.

Сергей Шелин

Источник: rosbalt.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Top