Общество

«Региональные власти в панике, «ЕР» раскалывается, а Кремль требует поддержки»

Борис Кагарлицкий – о реакции властей на пенсионную «реформу»

Спикер Госдумы Вячеслав Володин пожаловался, что отзывов по пенсионной реформе из регионов поступает мало, и местные власти не спешат обсуждать повышение возраста выхода на пенсию. А немногим позже министр труда Максим Топилин заявил, что власти 61 региона положительно отозвались о законопроекте Правительства РФ. 
 

О чём говорят такие противоречия во власти – своим мнением поделился социолог, директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий.

– Власти 61 региона положительно отозвались об изменении пенсионного возраста, об этом заявил министр труда Топилин. Каково Ваше мнение об этом? Такой показатель – это много или мало для федеральных властей?

– Это то, что называется хорошая мина при плохой игре. Как мы знаем, как только был внесён в Госдуму законопроект, она направила в законодательные собрания регионов просьбу о том, чтобы они дали оценку или замечания на этот законопроект пенсионной реформы.

После этого законодательные собрания регионов начали массово уходить в отпуска, причём, некоторые досрочно, и на сегодняшний день сам Володин признаёт, что ответов они не получают.

Поскольку там доминирует «Единая Россия», понятно, что выступить открыто против «единороссы» не решаются, с другой стороны, если поддержать – они понимают, что это катастрофа. Всё-таки это региональные собрания, там люди хоть как-то связаны с местностью и отдают себе отчёт в том, что если они это поддержат, то им депутатами не быть уже никогда.

Поэтому региональные собрания просто дружно уклоняются от ответа, за исключением некоторых, где «единороссы» очень дисциплинированны и всё-таки протащили, хотя даже там очень странные ситуации.

– То есть это саботаж или паника от непонимания, как действовать?

– Например, в Татарстане Законодательное собрание ушло в отпуск, и пока оно не работало, собрался быстренько профильный комитет и протащил соответствующую резолюцию якобы от имени Собрания, что является нарушением процедуры. Или другой пример, ещё более гротескный, то, что сейчас происходит в Северной Осетии, где подавляющим большинством проголосовали против законопроекта, и после этого, насколько я знаю, вроде бы, решили считать это заседание недействительным и провести новое через неделю.

Я не знаю, что они за эту неделю сделают с депутатами, просто очень интересно посмотреть, что получится.

Но в любом случае, одобрения от законодательных собраний, которое ожидалось в достаточном количестве, в федеральном центре не получили – это медицинский факт. Причём, даже несмотря на то, что там всё за «Единой Россией».

И тогда остаётся только в каких-то случаях обращаться к губернаторам, которые просто назначены Кремлём, но это всё равно, как если бы Кремль самого себя спросил, что он думает о самом себе: «Обращаюсь к вашим подчинённым с просьбой выразить одобрение своему начальству». Естественно, они выражают одобрение, и то не все, и в довольно разной форме.

– Кремль неожиданно сталкивается с неповиновением регионов, несмотря на практику назначения «молодых технократов» губернаторами?

– Формула «регионы поддерживают» скрывает на самом деле полный провал реальной работы с регионами, и само по себе это заявление Топилина свидетельствует о наличии некоторой почти уже паники – ну а зачем это заявление, собственно, делать Топилину, если накануне Володин вынужден был признать, что он не получил нужного ожидаемого количества одобрений и вообще ответов? Как это понимать? Надо понимать так, что Правительство несколько запаниковало и пытается просто как-то прикрыться какими-то общими словами.

– Ну а как же роль партии?

– Это отражение того, что в одних случаях «Единая Россия» ещё удерживает контроль над своими депутатами и чиновниками, а в других случаях – теряет его. На самом деле мы наблюдаем очевидный развал всей системы политического управления, потому что «Единая Россия» по существу раскалывается, причём по ключевому вопросу и не функционирует как единая слаженная организация. Чего, впрочем, и надо было ожидать, поскольку это не партия, и тем более не идеологическое объединение.

А с другой стороны, наиболее существенным провалом власти здесь является конфликт с ФНПР, потому что Федерация независимых профсоюзов России всегда была очень лояльной и полностью подконтрольной власти структурой, а сейчас, как мы видим, она проводит митинги, и более того, уже видно, что надежды на то, что с ФНПР очень быстро удастся примириться и обойтись минимальными уступками – уже сейчас не оправданы, причём по очень простой причине – включились в дело низы организации и рядовые члены ФНПР.

И даже если Шмаков, допустим, хотел бы сейчас быстренько примириться и принять какие-то минимальные уступки, то рядовые члены организации и низовые региональные структуры уже этого не допустят, потому что тогда будет бунт, и они будут продолжать вести компанию.

И самое главное, похоже, что сама власть уже оказалась загнанной в такой угол, что не может без потери лица идти ни на какие серьёзные уступки.

– Вы говорите, власти загнаны в угол, но мэрия Москвы просто взяла и отказала в проведении митинга в центре 18 июля, даже после окончания чемпионата мира по футболу – это как воспринимать?

– Власти Москвы не согласовали шествие-митинг 18 числа и после этого Конфедерация труда России, которая была инициатором митинга, заявила, что митинг не будет проводить вообще. В свою очередь часть оргкомитета, которая придерживается другой точки зрения, поддержала заявку, которую подал Георгий Фёдоров, руководитель «Гражданской солидарности», уже от имени этой организации, и если будет принята эта новая заявка, митинг будет проведён действительно в Сокольниках.

Да, власть поступает так. И у общественных сил есть различие между тем, чтобы вообще ничего не проводить, или провести в Сокольниках, но в данном случае скорее это говорит о разногласиях внутри оргкомитета митинга, потому что понятно было с самого начала, что мэрия Москвы не примет заявку, которая изначально подавалась, и я подозреваю, что значительная часть оргкомитета и само руководство КТР, когда подавало заявку, именно на это и рассчитывало – заявка подавалась с тем, чтобы её не удовлетворили.

В данном случае всё равно есть более радикальная часть протестующих, которые готовы, тем не менее, провести митинг даже в Сокольниках. Просто отказ от акции будет означать признание собственной беспомощности, и власти заинтересованы в том, чтобы снизить накал компании, а для этого нужно, чтобы событие не происходило, потому что любое новое событие «подливает масла в огонь», и тема остаётся живой.

А если митинг вообще не будет проведён, то, естественно, это некий маленький плюс для администрации. Поэтому в данном случае я считаю, что решение КТР было глубоко ошибочным, а решение Георгия Фёдорова совершенно правильным.

 

 

Источник: Newsland.com


Читайте также:

Top