Общество

Власть и народ: есть ли канал связи?

Разве допустимо год за годом травить сознание вступающей в жизнь молодежи сериалами, полными насилия, крови и жажды наживы?
 

Будущее России сегодня зависит не от западных санкций или курса российского рубля. Оно зависит от того, удастся ли Кремлю гармонизировать отношения между «эшелоном власти» и населением страны. Именно на этой границе сегодня сошлись государство и его народ, система власти и те, кем эта власть командует, разрешительно-запретительное чиновничество и подчиняющиеся ему граждане, хорошо проиндексированные госуправленцы и наполняющие казну работяги…

От того, удастся ли власти «сдружить» эти две неравные части народа, зависит наше ближайшее будущее. Логично предположить, что упорно работать над этим должна именно власть, которая по Конституции представляет волю народа.

Не сомневаюсь, что проблема понятна всем, в том числе и Президенту страны, который настойчиво подает пример того, как надо дружить с народом. Совершенно очевидно и то, что этот пример нередко отнюдь не заразителен и что чем ниже ступенька власти, тем меньшими заботами о благе народа пронизана деятельность чиновничества на местах.

Уничтожить это противоречие «снизу» нельзя – принципы формирования власти превратили ее в закрытую касту, перемещения внутри которой из одного кресла в другое не зависят от результатов деятельности конкретного чиновника на его конкретном месте работы, и не существует никаких контролируемых общественностью показателей эффективности его деятельности.

Вводимые сегодня «сверху» в оборот подобные «критерии» разрабатываются и контролируются самим институтом власти и потому неэффективны.

Совершенно очевидно, что не поправит дела и механизм прямых выборов руководителей всех звеньев управления, что нам ярко продемонстрировала наша история «перестройки».

Остается последний резерв, дающий возможность приводить в соответствие действия чиновников всех уровней конституционному принципу «источником власти является народ», изложенному в статье 3 «Основных положений» Конституции РФ, и принудить к работе всех уровней власти «по примеру Кремля» – государственное телевидение.

Сегодня казна оплачивает деятельность ВГТРК, МИА «Россия сегодня», информагентства ТАСС, Первого канала, НТВ, телекомпании «Петербург», «ТВ Центр», «Матч ТВ», RT и не только. При этом совершенно очевидно, что в своем большинстве они давно потеряли способность отражать реальную, а не чужеродную нам «элитную» жизнь столичной пены, скопившейся во всякого рода «шоу», заполнивших эфир основных телеканалов.

Не менее очевидно, что жизнь маленького с точки зрения этой пенной элиты человека важней и полезней для государства, чем бесконечное телекопание в грязных простынях «знаменитостей». Тот, кто кормит себя и страну, – точка опоры социально ответственного государства.

И вопрос о том, кто для такого человека чиновник – колода на шее, административный барьер, взяточник или первый помощник и защитник? – есть главный вопрос авторитета власти. Телевидение, тем более государственное, должно засыпать и просыпаться с этим вопросом на устах, а не с тем, сколько внебрачных детей наплодил тот или иной «герой кинематографа».

Абсолютно согласна с Романом Газенко, жестко и точно обрисовавшем в статье «ТВ: хотят как лучше…», намерения депутатов (вроде Евгения Ревенко), продавливающих в Думе закон о превращении телевидения в коммерческое «общество с отсутствующей ответственностью» за деградацию граждан.

Прикрываясь ими же придуманными рейтингами, руководители основных телекомпаний России под надзором государственных чиновников так далеко удемократили от реальной жизни страны, что уже и вовсе не способны ее увидеть – им шею сводит.

Поэтому бессмысленно пытаться вернуть народу то, что, считаясь государственным средством массовой информации, превратилось по досмотру или недосмотру правительства в семейный или клановый бизнес и, как всякий бизнес, ориентировано только на деньги.

Откровенно говоря, ситуация тупиковая. Создать Народное не только по названию, а и по взгляду на Россию и мир, телевидение, свободное от власти чиновников, от финансовой зависимости (а значит существующее на народные деньги), лишенное рекламной проказы, диктатуры частного капитала и творчески подотчетного только избранному народом же лицу – невозможно. Обнищавший и изверившийся в чиновниках народ не захочет эту идею оплачивать.

Но без телевидения, главная задача которого будет состоять в том, чтобы показывать конкретный результат деятельности чиновников всех рангов и званий, анализировать этот результат и давать возможность своему главному редактору и учредителю – народу – полно и всесторонне высказаться об этом, без создания узелков связи – поначалу, быть может, даже мелких, но необходимых для уврачевания болезненного несовпадения интересов «верхов» и «низов» в стране – власти не выжить.

Если это нарастающее противоречие станет главной движущей силой социального протеста – не выжить и стране.

Значит, такой канал связи с народом нужен. Значит, его надо создавать. Внутри ли действующих государственных телеканалов или вне их – зависит от того, будет ли этот канал формировать свою политику самостоятельно. И будет ли за его плечами стоять терпеливый и совестливый президент.

Почему не принадлежит обществу Общественное телевидение? Причин тут две. Первая состоит в том, что оно, конечно, принадлежит некоему обществу, то есть довольно значительному кругу людей, обеспокоенных тотальной коммерциализацией информационного пространства, последовавшей после смены власти в стране и вполне отвечающей концепции строительства капиталистической государственной машины.

Понятно, что механический, а правильнее сказать, насильственный перенос в информационное пространство, сформированное на принципах народовластия (его достоинства и недостатки – отдельный вопрос), принципа «купи-продай» теперь неизбежно и масштабно множит эту «купипродайную» идеологию через всю систему коммуникаций человека и общества, оставляя безголосым, беззащитным и обманутым ею абсолютное большинство населения страны.

Это большинство, бомбардируемое с телеэкранов ядовитыми образчиками «успеха» и «процветания», ушло в себя. Уродливая и кормящаяся от Кремля оппозиция никогда не станет его голосом. Не станет им и Общественное телевидение, обходящее главный вопрос современности: становление власти капитала.

Вторая причина еще более болезненна: какими бы благородными намерениями ни руководствовалось Общественное телевидение, обнажая социальные проблемы сегодняшнего дня, оно не способно копать вглубь, потому что сразу же натыкается на самую основу власти: нынешнего управленца, скрестившего в себе чиновника и бизнесмена, слугу народа и дельца, жажду власти с жаждой капитала.

То, что прямо перед нами, точнее, перед российским телевидением, разверзся идеологический провал, не видит только слепой. Следствие такого развития общественных отношений давно и хорошо известно: монетизация человеческих чувств, деградация нравственности и накапливающийся потенциал социального протеста у несогласных.

Понятно, что само российское чиновничество на поклон к народу никогда не пойдет и служить ему не будет: для этого нужна иная форма правления. Но что-то нужно уже сегодня менять. Швейцарцы, к примеру, ввели особый налог на народное телевидение и радио «Биллаге» – платят за пользование телевизором, радио и любой другой техникой, которая может принимать теле- или радиосигнал.

Собранные средства идут на поддержку швейцарских общественных электронных СМИ, озвучивающих нужды и требования низов перед правительством. В Австралии есть радио СБС (Special Broadcasting Service), вещающее на языках всех этнических групп в стране и, тем самым, помогающее разрешать самую острую проблему – разрушительное вторжение иммигрантов. Нашу страну разрушает чиновничество. В том числе телевизионное.

Год назад один мой коллега отправил лично президенту Путину краткое изложение проблемы самовластия чиновничества, начиная с самого мелкого, и проект телевизионной программы, которая помогала бы эту проблему решать – сводила за одним столом тех, кто кормит страну, и тех, кто от нее кормится. Послал, потому что больше – некому. И получил вежливый ответ аппаратчиков о том, что мое письмо получено и отправлено «по принадлежности» в Минсвязи и массовых коммуникаций.

Чувствуете руку профессионала? А вскоре замдиректора Департамента государственной политики в области средств массовой информации А.В. Недяк отписал автору письма – цитирую:

«Вопросы размещения передач в телеэфире, включая выбор тематики, жанра передач, авторов и ведущих, находятся исключительно в компетенции руководства конкретного средства массовой информации. Вмешательство в какой бы то ни было форме со стороны должностных лиц или государственных органов в редакционную и вещательную политику СМИ является нарушением профессиональной самостоятельности, что в соответствии с действующим законодательством недопустимо».

А почему недопустимо? Почему на государственные деньги на телеэкране одна перекрашенная блондинка интересуется у другой перекрашенной блондинки, как та предохраняется – это допустимо?

А допустимо год за годом травить сознание вступающей в жизнь молодежи сериалами, полными насилия, крови и жажды наживы? Допустимо настойчиво скармливать нашим детям убогий мультипликационный импорт, когда лучшие мультипликаторы в мире это мы сами?

Легко допускаю, что замдиректору не понравился тон или проект моего коллеги, и он решил на привычных ему адмтормозах спустить письмо в урну – пожалуйста. Но ведь его ответ ставит крест и на самом А.В. Недяке, и на всем его департаменте: если их вмешательство в деятельность СМИ недопустимо, то кто допустил тогда создание целого Департамента государственной политики в области средств массовой информации? Тогда этот департамент – зачем?

То-то и есть: чиновники это каста, которая делает все для того, чтобы сидеть в кресле долго и счастливо. И слышит только то, что раздается «сверху».

Но если наша власть действительно хочет просидеть дольше, чем набивающие зобы нувориши горбо-ельцинской формации, вывозящие капиталы за рубеж, ей нужно услышать голос абсолютного большинства граждан страны, доносящийся не смутным эхом недовольства снизу, с улицы, а громко, напрямую – от Калининграда до Камчатки – говорящий Кремлю, чего стоят его чиновники.

И хорошо бы, если бы власть в соответствии с этим голосом передавала вопрос их дальнейшего трудоустройства правоохранителям или в департамент по труду и занятости населения. Тогда и только тогда наше разномастное чиновничество, в лоб не замечающее журналистов, будет ждать и трепетно ценить внимание, обращенное на него «прессой большинства».

Деньги? Извините, по всем газо- и нефтепроводам, по земле, воде и воздуху из страны утекает за рубеж наше, а не лисино-мордашево-михельсоновское добро. Разграбленное, поставленное на службу тем, кого мы теперь принуждены называть олигархами, – то есть, немногими, имеющими власть, — оно не перестало быть нашим по всем законам исторической справедливости.

Сейчас лоб в лоб сходятся две силы, и легко проверить, на чьей стороне номинальная власть, которую мы выбираем, предложив ей вернуть своему народу возможность говорить его собственным голосом. Громко. По всей стране.
 

Источник: Newsland.com


Читайте также:

Top