Политика

Кризис имитационной демократии

Скандал вокруг выборов губернатора Приморья может подтолкнуть российскую власть полностью отказаться от имитации демократии и перейти к неприкрытой диктатуре, считает Федор Крашенинников.

Скандал вокруг выборов губернатора Приморья в очередной раз демонстрирует: то, что все еще называется в путинской России выборами, на самом деле не имеет никакого отношения к формированию власти на основе свободного волеизъявления граждан. В современной России выборы — это имитационная процедура, задача которой не учесть мнение населения, а зафиксировать кадровые решения, принятые в коридорах исполнительной власти.

Невозможность выборов

Сама идея о том, что исход любой более-менее значимой избирательной кампании может быть непредсказуемым, разрушительна для той политической системы, которую создал Владимир Путин. И пусть коммунист Андрей Ищенко машет ему руками, демонстрируя свою полную лояльность и готовность служить верой и правдой, — все это вовсе не делает его приемлемым для Кремля кандидатом. Потому что главное правило российской власти — «начальству виднее», а, значит, если бы на месте главы Приморья Кремлю нужен был бы Ищенко, а не Тарасенко, то президент его бы и поддержал.

В обратную сторону эта схема не работает: Путину не нужны политики, которые добились своего статуса сами и тем самым навязали себя в качестве партнеров, даже если они действительно всей душой преданы ему. Это в демократических странах публичная политика подразумевает, что лидеры объединяются и сложением своей популярности побеждают на выборах, формируют правительство, реализовывают выработанную в спорах и дебатах общую программу. В России Путина нужны покорные исполнительные чиновники, обязанные своей карьерой лично президенту или кому-то из его окружения и каждую секунду готовые смиренно принять как повышение, так и опалу.

Тем более не нужны Путину популярные в народе губернаторы: даже если сегодня такой политик за Путина, то где гарантия, что завтра, желая сохранить доверие избирателей, он не выступит против президента? И как его снимать с должности и отдавать под суд, если жители региона и в самом деле — за него? А если он призовет их выйти на улицы, и они выйдут?

Если смотреть на ситуацию в Приморье с этой точки зрения, то Андрей Тарасенко — идеальный губернатор позднего путинизма: непопулярный среди населения, запятнанный грязными выборами и обязанный своим постом не жителям региона, а президенту.

Работа над ошибками

Ситуация в Приморье демонстрирует, что путинская модель имитационной демократии работает все хуже и создает все больше издержек для власти, дискредитирует ее и самого Путина. Из сложившейся ситуации можно выйти двумя путями: или сделать демократию в России менее имитационной, смирившись с тем, что иногда граждане будут выбирать не тех, кого согласовали в Кремле, или вовсе отказаться даже имитировать демократию, исключив любую связь между мнением граждан и итогами электоральных процедур.

Первый путь в современной России едва ли возможен по причинам, о которых говорилось выше. Кроме того, Путин и его окружение хорошо усвоили уроки Перестройки: стоит только сделать выборы чуть более свободными и конкурентными и дать победившим на них людям доступ к высоким трибунам, как монополия правящей группировки на власть будет поставлена под вопрос. Собственно, суть случившегося в Приморье как раз в этом: стоило немного не доглядеть, не учесть потенциала молодого коммуниста, и разразился скандал, обнаживший всю грязную изнанку путинской «демократии».

С учетом ухудшения социально-экономических показателей, спонтанные протестные голосования на выборах всех уровней рискуют стать регулярными. Потому, в качестве реакции властей на события в Приморье и второй тур голосования в других регионах, скорее следует ожидать не либерализации выборного законодательства и общего смягчения политического режима, а совершенно обратных процессов.

Худшее — впереди

Даже если сам Путин пребывает в уверенности, что все еще обожаем народом России и так будет всегда, большинство чиновников, особенно работающих непосредственно с населением и вовлеченных в мобилизационные схемы, прекрасно отдают себе отчет в истинных масштабах популярности нынешней власти и ее перспективах на фоне углубляющегося кризиса.

Именно на этом уровне формируется запрос на свертывание игр в демократию: если заранее известно, кто должен руководить, зачем же тратить столько сил на электоральные процедуры, еще и с риском получить на выходе скандал? Если все равно у власти будет тот, кто согласован, зачем позволять людям высказывать публично свое неудовольствие?

В этом смысле, скандальное выступление директора Росгвардии генерала Золотова можно считать своеобразным манифестом той части окружения Путина и вообще российского чиновничества, которая искренне не понимает, почему оппонентов надо терпеть в каком-то виде, на выборах или митингах, а не превратить в «сочную отбивную» без долгих церемоний.

Путинский режим вступил в самый трудный за всю свою историю период: неудачи и провалы во внешней и внутренней политике накладываются на общую усталость населения от несменяемой власти и усугубляются экономическими проблемами. В такой ситуации окончательный отказ от имитации демократии и переход к неприкрытой диктатуре может показаться привлекательным для многих высокопоставленных чиновников.

Автор: Федор Крашенинников — российский политолог и публицист, автор книг «После России» и «Облачная демократия», которую он написал вместе с Леонидом Волковым.

Этот комментарий выражает личное мнение автора. Оно может не совпадать с мнением русской редакции и Deutsche Welle в целом.

Источник: Newsland.com


Читайте также:

Top