Политика

Народ хочет социализма с человеческим лицом

Продолжим наши интеллектуальные учения на случай внезапного крушения пирамидальной вертикали бюрократического, насквозь прогнившего режима (https://forum-msk.org/material/society/15014005.html) воображаемой страны Клятвии. Во главе коей (пользуюсь именем персонажа Филипа Дика) стоит автократор Торс Провони со своими присными. 

Итак, он уже фактически потерял поддержку части «элиты» Клятвии (хотя внешне она присягает ему на верность), да и подданные разозлены и начинают выходить на акции протеста. Той знати Клятвии, что раздражена наставшей напряженности со странами Захода, важно избавиться от Торса П. 

Как это может быть?

 

ДЕМОРАЛИЗАЦИЯ ПРАВИТЕЛЯ 

Начнем перечислять варианты, начиная с наименее вероятных – по мере нарастания реальности. 

Первый – «элита» устраняет правителя с помощью политического убийства, как Кеннеди или Омара Торрихоса. 

Второй – производится дворцовый переворот. 

Эти варианты очень маловероятны, ибо «элита» Клятвии труслива и подла. Но не будем сбрасывать их со счетов – ибо лидер Захода, Янкистан, вполне может подкупить верхушку армии  и жандармерии, обещая ей личное прощение и легализацию вывезенного в его края капитала. 

Третий вариант – самый правдоподобный. «Элита» начнет деморализацию правителя. Ее действия в экономике и управлении будут таковы, что приведут к большим и малым провалам по самым разнообразным направлениям. На руку выживающим Торса П. из власти играет его пропагандистский статус Живого Божества и то, что ответственность за все, происходящее в стране, повисает на нем одном. Кроме того, автократор на деле нерешителен и не любит жестоко карать за провалы, предпочитая сохранять одни и те же лица во власти. 

Потому хитрая знать примется валить экономику Клятвии, причем разными способами. Вызывая рост недовольства низов во многих регионах и даже в самой столице. В ход идут разгон инфляции, утяжеление налогов, введение все новых и новых податей, повышение ставок по кредитам, девальвация туземной валюты. Словом, делается все, чтобы вызвать дикую злобу нищающей черни, лишить ее рабочих мест и вызвать остановку предприятий – со всплеском безработицы. Повышается пенсионный возраст, что играет роль бензина, что плеснули в пламя. «Элита» словно соревнуется в том, чтобы предложить самые кретинические решения. 

Параллельно нарастают санкции со стороны Захода вообще и Янкистана – в частности. Торс П. терпит унижения в любимой своей войне в вымышленной ближневосточной стране Азадии. Со стороны Урции. Ему не дают ликвидировать последний оплот мятежников, на и часть Азадии с нефтью и газом остается под контролем ираноязычных урдов, что пребывают под покровительством Янкистана. Кроме того, Торс П. не знает, где добыть 200 млрд. таллеров на восстановлении отвоеванной части Азадии. Сама Клятвия испытывает нехватку денег. Ведь ей и войну вести надо, и ублажать аппетиты ее знати, строящей себе поместья по миллиарду таллеров каждое. 

Правитель вынужден метаться, пытаясь ликвидировать один прорыв за другим. Это истощает его нервы. А тут еще и в провинциях низы требуют сместить нескольких его губернаторов. Торсу П. нечего предложить низам – он вынужден отнимать у них последние гроши, теряя статус Доброго Отца. Множатся скандалы с коррупцией и самодурством придворных. Кажется, проблемы обступают его со всех сторон и множатся, аки головы Гидры. И правитель надламывается. Все требуют от него денег – регионы, армия, оборонные заводы, свои же ближние, сырьевые магнаты. Средств же не хватает. 

В итоге монарх надламывается психологически. Попытки применить силу к недовольным низам буквально взрывают страну лавой ненависти. Да это и бесполезно: ибо заговор кроется в верхах, а не в низах. А верхи Торс. П. трогать панически боится. 

Вынудить его отречься после надлома и передать бразды правления шефу Минобороны Субудаю – дело техники. Тем более, что Субудай, чья популярность более или менее поддержана пропагандой, не является человеком из близких друзей Торса П. Он – выдвиженец предыдущего монарха. Стоит же Торсу П. сложить полномочия – и нарушение условий отречения и выдача неудачливого царя «головой» на Заход становится также делом техники. Ну, а уж дальше генеральская хунта выполнит все условия Захода для урегулирования больных вопросов. Солнечный полуостров – вернуть назад, Уркаине, стратегическое оружие – сократить и даже отдать под контроль Янкистана. Главное – санкции снимут, позволят легализовать личные состояния и дадут укрепить жандармские войска. 

Правда, могут последовать требования Захода разделить Клятвию на несколько протекторатов. Ну, как требовали некоторые французы в 1918 году, после победы над Германией в Первой мировой. Впрочем, и тут у новых правителей есть предмет для переговоров и торга. Недовольные всем этим низы группа генералов, банкиров и сырьевиков подавит уже с помощью Захода. Никаких обвинений в нарушении прав человека не последует. 

 

МЕЖДУ ДВУМЯ ДИКТАТУРАМИ 

В отличие от шизы, Максиму Калашникову понятно, что после краха сгнившей «пирамидали» никакого народовластия не последует. Придется выбирать между двумя диктатурами: властью разложенцев-капитулянтов, поддерживаемых извне – и ВРЕМЕННОЙ диктатурой национального спасения. Причем последняя, дабы стать дееспособной, должна организовать сильную и независимую судебную власть, и самоуправление развивать, и начать курс новой индустриализации, применяя протекционизм и аналог Нового курса Рузвельта пополам со сталинскими мерами. Эта же диктатура национального спасения должна будет утилизировать прежнюю «элиту», отбирая у нее богатства и пуская их не дело неоиндустриализации Шестого техноуклада. 

При этом она должна опираться на сильные гражданские движения. Но не созданные сверху, как при Торсе П. (вроде дозволенных лампасных кацюкаков с кнутами, «ДОНа» депутата Хведорюка или «Отчизны» Рагузинского-Цаплева), а выросшие снизу. Состоящие из энтузиастов, а не «освоителей бабла».  А здесь и борцы с коррупцией, и ветераны-добровольцы Угольного края. 

Переход к народовластию потребует  именно такой переходной диктатуры. Об этом говорит и национальный опыт, и опыт всех подлинных революций в мире. Стадия диктатуры после них просто неминуема, что бы там ни вопили неадекваты из левых и либералов. Любой крах старого режима выпускает на волю самые темные и безумные силы, самые буйные страсти тех рехнувшихся, что возникли под спудом прежней власти. Мы же – реалисты. 

Но зародыш такой диктатуры нужно формировать уже сейчас. Ибо события в Клятвии, как мы и предсказывали, напоминают быстрое разрушение прежней Системы. 

Сгнившие режимы вообще терпят крах резко. Долгого гниения не получается.

 

<hr/>

От редакции: Есть одна проблема — временная диктатура очень любит становиться перманентной. Давайте вспомним: для установления «нормальной» буржуазной демократии потребуется период диктатуры — это начали говорить еще в горбачевский период, вспомните хотя бы работы тогдашнего идеолога режима Андраника Миграняна. Потом тоже самое стал говорить идеолог ельцинского периода Глеб Павловский. С приходом Путина о временном характере «закручивания гаек» для «наведения порядка» стали писать и говорить уже разные ленинградцы… 

Строго говоря, для горбачевского периода это было абсолютно верно — нельзя было одновременно проводить коренные преобразования в экономике одновременно с либерализацией и демократизацией общественной жизни, начинать надо было с чего-то одного. Но проблема состояла в том, что общество жажадало вовсе не капитализма, а свободы («социализма с человеческим лицом»). Элиты же, наоборот, мечтали конвертировать власть в собственность.

Но проблема глубже и концептуальней. Буржуазная диктатура на самом деле гораздо эффективней, чем буржуазная демократия с точки зрения теории управления. Сравните хоть экономическую эффективость Западной Европы со странами АТР — откровенными диктатурами в Сингапуре, Южной Корее эпохи бурного роста и так далее. Да хоть бы с «коммунистическим» Китаем, который на самом деле представляет собой тоже буржуазную диктатуру с красной вывеской.

Ну и субъективно — зачем элитам, получившим и власть и собственность в одном флаконе нужна буржуазная демократия европейского типа?

Это значит, что для установления буржуазной демократии народам придется свергать режим «эффективых собственников», примерно так в Тунисе, Египте и так далее. Никакого плавного перехода буржуазной диктатуры в буржуазную же демократию скорее всего не будет. А уж плавного перехода к социализму тем более.

А.Б.

Источник: Newsland.com


Читайте также:

Top