Политика

Новые «шаги к демократии» в Южной Корее

15 июля 2015 г. полиция Республики Корея провела обыски в сеульском офисе и местах проживания членов гражданского движения «Korean Alliance» («Корея – ассоциация для самостоятельного воссоединения и развития демократии»), выступающей за расширение связей с КНДР. Эта организация была создана в ноябре 2011 года для того, чтобы осуществить самостоятельное воссоединение двух Корей без внешнего влияния. Она требует вывода иностранных войск (читай американских, ибо иных нет) с Корейского полуострова и выступает за отмену Закона о национальной безопасности (ЗНБ), который (помимо прочего) запрещает гражданам РК любые неавторизованные контакты с северокорейцами и действия, направленные на поддержку КНДР.

Как сообщили представители правоохранительных органов, движение подозревается в «продвижении северокорейской идеологии и действиях в поддержку Пхеньяна». Около 100 полицейских отправились в офисы движения с целью выемки документов для расследования.

По данным следствия, члены движения, которое власти считают «антиправительственным», неоднократно публиковали в Интернете сообщения, в которых положительно отзывались о северокорейском режиме, а также организовывали публичные акции против ЗНБ. Кроме того, в 2013 году во время пребывания в Германии один из членов движения будто бы посетил семинар, организованный просеверокорейской группой, и контактировал с чиновниками из КНДР.

К тому же, председателем данной организации был покойный пастор Пак Чхан Гюн, который ранее был заместителем председателя просеверокорейской, по мнению разведчиков, организации «Всекорейская ассоциация для воссоединения Родины».

Члены организации проводят митинги, призывающие прекратить расследование, но шансов отделаться легким испугом у них мало. Ведь параллельно с этим правоохранительная система Южной Кореи сделала «важный шаг в сторону демократии». Речь идет о постановлении Конституционного суда по вопросу о том, является ли хранение северокорейской литературы политическим преступлением, подлежащим разбирательству согласно Закону о национальной безопасности. По сравнению с запретом Объединенной прогрессивной партии, против которого высказался только один судья из девяти, здесь число проголосовавших «против» выросло до трех, но постановление было принято.

Решение было вынесено в связи с обращением некоего Хона, обвиненного судом г. Сувон в нарушении Закона о национальной безопасности. Он был причислен к «антигосударственной организации» на основании того, что на жестком диске его компьютера были обнаружены мемуары Ким Ир Сена, и подал протест, утверждая, что держал у себя подобные материалы, чтобы «лучше знать противника».

Вердикт суда подтвердил, что ЗНБ имеет жизненно важное значение для сдерживания общественных беспорядков и необходим для обеспечения общественной безопасности и свободы, предотвращая действия, которые могут привести к насильственной смене режима. Более того, по мнению суда, эти запреты отнюдь не нарушают свободу слова. Конечно, их можно использовать для подавления политической оппозиции, но следует отделять подобное от просеверокорейской активности. Подобные запреты являются ограничением против возможностей погружения общества в нестабильность посредством незаконных протестов.

Как заявили судьи в своем вердикте, «учитывая обстоятельства, в которых находится нация, обеспечение национальной безопасности критически зависит от закона, который предлагается пересмотреть. Мы признаем, что в настоящее время нет явной и прямой угрозы, но в интересах общества удержать эти насильственные идеи до того, как они наберут ускорение». Поэтому сам факт хранения материалов оказался достаточным для уголовного преследования. «Учитывая уровень современного научно-технического прогресса, быстрое распространение материалов посредством интернета весьма вероятно. Закон запрещает индивидуальное хранение антигосударственной литературы без законного разрешения». Иными словами, то, что не разрешено, запрещено. Даже если ты просто интересуешься КНДР, не являясь патентованным борцом с коммунистической угрозой, это крамола.

Любопытно, что такая трактовка, по сути, является признанием того, что человек, хранящий подобное у себя, априори является сторонником КНДР.

Трое из судей, однако, не согласились с такой трактовкой: наказание только за хранение без доказанного распространения создает большую почву для ошибок или нарушения закона. Слишком многое начинает зависеть от личного мнения следователя. Требуются дополнительные свидетельства того, что обвиняемый распространял указанные материалы или хранил их потому, что придерживался сходных взглядов.

Переводим этот закон на язык реалий. Одно то, что ты держишь дома «Майн кампф» автоматически делает тебя фашистом и позволяет подозревать в серии иных преступлений на почве национальной ненависти: зачем еще держать человеку у себя дома такое? А разговорчики про «А как изучать Гитлера, не читая Гитлера?» – глупые отмазки; не являешься официально зарегистрированным борцом с Гитлером, значит, тайный его сторонник, –  и получи уголовное преследование. В общем, сравниваем этот случай с российской практикой и задаем себе вопрос о том, кого же догоняет РФ – КНДР или еще РК?

В этом контексте нельзя не вспомнить и учебник для северокорейских юристов, изданный Министерством общественной безопасности (т.е. обычной уголовной полицией) КНДР в 2009 году. Сборник содержит массу примеров различных правонарушений, в том числе, пример, очень похожий на вышеописанный вплоть до назначаемой меры наказания.

Наконец, вот еще более свежая новость от 31 июля 2015 г. Конституционный суд РК признал легитимность закона «О выборах должностных лиц», который обязывает пользователей интернета называть свои настоящие имена в избирательный период. Речь идёт о пункте 6 статьи 82 и пункте 1 статьи 261, которые требуют от пользователей указывать свои настоящие имена, если они хотят высказать мнения о политических партиях или кандидатах на руководящие посты. За нарушение этого требования предусмотрен штраф до 10 млн вон, или 8,5 тыс. долларов. Данное требование действует только в избирательный период, потому что в соответствии с постановлением Конституционного суда от 23 августа 2010 года, сбор личной информации пользователей при работе с интернет-ресурсами нарушает конституционные права граждан страны. Тем самым было отменено требование от 2007 года об идентификации пользователей интернета как препятствующее волеизъявлению в интернете.

Нынешнее решение Конституционного суда стало ответом на жалобу, поданную в 2013 году порталом «Daum», главный офис которого находится на острове Чечжудо. Избирательная комиссия провинции Чечжудо оштрафовала портал за нарушение требования об указании настоящих имён пользователей во время президентских выборов 2012 года. Администрация портала посчитала, что это требование противоречит решению Конституционного суда от 2010 года. Между тем, пять из девяти судей не нашли никаких нарушений в требовании указывать свои настоящие имена. Тем более что оно не раскрывает полную личную информацию и действует только в избирательный период. Остальные четверо судей посчитали, что требование является неконституционным, поскольку обязывает избирателей-пользователей интернета раскрывать личные данные, пусть даже в ограниченный период.

Здесь надо отметить следующее. Интернет в Южной Корее и без того «по паспорту». Чтобы регистрироваться на форумах или совершать какие-то транзакции, надо указывать свой идентификационный номер. Но здесь речь идет об обязательном упоминании личных данных при любой попытке обсуждения политизированных вопросов. Явно не ради борьбы с интернет-хамством (которое обычно объясняет отсутствие анонимности), сколько для того, чтобы органы госбезопасности могли без проблем идентифицировать любого, чей образ мыслей «не совпадает с генеральной линией».

Вот такое очевидное закручивание гаек, а как это сопрягается с внутренней политикой и можно ли в связи с этим говорить о том, что консервативные круги возвращают себе прежнее влияние в РК – в одном из наших следующих материалов.

Константин Асмолов

Источник: ru.journal-neo.org


Читайте также:

Добавить комментарий

Top