Политика

Саммит есть — партнерства нет

Программа так называемого «Восточного партнерства» была разработана Брюсселем специально для Армении, Азербайджана, Белоруссии, Грузии, Молдавии и Украины еще в 2009 году. Правда, белорусы все эти годы в ней фактически не участвовали. Теперь эксперты сходятся в том, что стартующий в четверг в Риге саммит «Восточного партнерства» вряд ли покажет готовность ЕС искать новые подходы — даже в той сложной ситуации, которая сложилась в регионе после присоединения к России Крыма.

Евросоюз очень долго перестраивает свою политику. Еще в конце 2013 года европейские аналитики говорили и писали о том, что сама по себе программа «Восточного партнерства» изжила себя, либо показала свою неработоспособность. Уже тогда стало понятно, что Россия активно и достаточно успешно противодействует строительству альянса постсоветских стран с ЕС. Как уверяли российские эксперты, по причине того, что Москву к «Восточному партнерству» не приглашали. В ответ Евросоюз говорил о том, что с Россией есть отдельная программа сотрудничества (на тот момент фактически замороженная), ну а свои двусторонние отношения с Ереваном, Баку, Минском, Тбилиси, Кишиневом и Киевом Брюссель не намерен не только согласовывать, но и даже просто обсуждать с Кремлем.

Затем произошло то, что произошло. Россия присоединила Крым, на востоке Украины начался вооруженный конфликт, в котором, по утверждению европейцев, задействованы российские военнослужащие. Однако программа «Восточного партнерства» оставалась неизменной. Европейцы согласились обсудить с Россией в этой сложной ситуации лишь соглашение об ассоциации Украины с ЕС. Кстати, как стало известно накануне саммита в Риге, оно должно вступить в силу с января 2016 года, но в урезанном виде, поскольку по ряду пунктов, по требованию России, скорее всего, будет продлен переходный период.

В нынешней ситуации, когда ЕС и Россия находятся практически в состоянии «холодной войны», рассчитывать на трансформацию «Восточного партнерства» не приходится. Если раньше российские политики, может быть, преувеличивали, говоря, что целью этой программы является «сдерживание России» на постсоветском пространстве, то сейчас у Евросоюза просто нет другого выбора.

Налицо попытка создания так называемого «санитарного кордона» вдоль границы ЕС и РФ. Симптомом этого, разумеется, стало приглашение в Ригу представителя Белоруссии. Ранее эта республика сама вполне сознательно игнорировала «Восточное партнерство». Отношения с Москвой были для Минска куда приоритетнее. Однако после присоединения Крыма Александр Лукашенко заметно напрягся. Его дипломаты начали устанавливать новые контакты с Западом, логическим завершением чего на европейском направлении вполне видится полноценное присоединение Белоруссии к «Восточному партнерству».

Разумеется, на саммите в Риге 21-22 мая этого произойти еще не может. Лично Александр Лукашенко туда по-прежнему приехать не в состоянии. Он, как и многие белорусские чиновники, под санкциями. Однако у белорусского лидера наверняка найдется тот, кого можно прислать в качестве доверенного представителя. А там и до полной отмены европейских санкций в отношении Белоруссии и ее руководителей недалеко. Если, конечно, у Минска хватит воли на демарш, который Москва воспримет как мощный вызов.

Еще один неизбежный раздражитель — итоговая резолюция саммита в Риге. В ней совершенно точно будет зафиксировано негативное отношение к политике России в отношении Украины. Разумеется, это будет осторожное заявление, поскольку более резкий документ точно не смогут подписать как белорусский, так и армянский представители. Тем не менее, смысл резолюции, как уже сейчас говорят источники в Еврокомиссии, будет однозначен: речь пойдет об осуждении «агрессивной политики России».

Кстати, Армения, которая не стала заключать соглашение об ассоциации с ЕС, и Белоруссия, где этого даже пока еще не обсуждали, получат в Риге наглядный пример того, что не только Россия, но и Европа готова платить за хорошие отношения.

Как стало известно накануне саммита, европейские организации и финансовые учреждения готовы выделить три миллиарда евро на развитие инвестиционной привлекательности Грузии, Украины и Молдовы, то есть, трех стран, с которыми у Евросоюза достигнуты соглашения об ассоциации.

Для Киева и Тбилиси, скорее всего, это будет еще и компенсация, поскольку они ожидают принятия по итогам рижского саммита решения о введении безвизового режима с ЕС, чего по данным источников, знакомых с ходом обсуждения этого вопроса в Еврокомиссии, пока не так и не произойдет. Максимум, Грузии и Украине нарисуют «маршрут» к этой цели. Так что даже тот урезанный вариант безвизового режима, который действует в отношении Молдавии, Киеву и Тбилиси вряд ли предложат. Зато дадут денег, точнее, прокредитуют. Больше всего, разумеется, должна получить воюющая Украина: финансовая помощь для нее предусмотрена в объеме 1,8 млрд евро, причем под низкие проценты и на долгий срок.

Что касается России, то она будет внимательно следить за происходящим в Риге. Как заявил глава МИД РФ Сергей Лавров, европейские партнеры, понимая это, заверили Москву (в том числе, устами верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини), что «Восточное партнерство» будет развиваться «не в ущерб интересам России».

Впрочем, сам Лавров явно понимает, что это лишь слова. После присоединения Крыма ни одна постсоветская республика не чувствует себя спокойно. Белорусы стараются дистанцироваться от России, армяне и азербайджанцы готовятся к возможному размораживанию карабахского конфликта, а Молдавия с опаской посматривает на Приднестровье. Все они заинтересованы в игроке, который мог бы уравновесить влияние Москвы, и пока в такой роли видят Евросоюз. Даже при том, что назвать отношения с Брюсселем по-настоящему партнерскими пока мало у кого получается.

 

Иван Преображенский

Источник: rosbalt.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Top